Трудный разговор

Вообще, я абсолютно не умею врать. Поэтому один из последних разговоров с моим покойным двоюродным братом был, наверное, самым трудным и возможно, самым важным в моей жизни. Причём моя любовь к нему в данном случае не имела значения. Только знания и вера.

Как известно, Рамбам опубликовал 13 догматов еврейской веры. Первые три способен понять человеческий разум. Остальные – нет. До них можно дойти только благодаря пророчеству. Мы, евреи, получили его у горы Синай тысячи лет тому назад. Знания об этом осталось в памяти нашей души. Надо только вспомнить. Иногда на это уходит целая жизнь. И даже не одна. Я имею в виду реинкарнации. И еврей не может получить будущий мир, если хотя бы сомневается в одном из догматов веры. То есть, наверное, это важнее Шаббата, кашрута и других заповедей, вместе взятых. Последний, тринадцатый догмат – это вера в воскрешение мёртвых. Что в наших силах выполнить желание Всевышнего и жить вечно. Я сам верю в это полной верой. Мой раввин говорил мне, чтобы я никого не пытался приблизить к Б-гу словами, в которые я сам не верю полной верой. И то же самое касается моих рассказов и песен.

Я очень осторожно спросил Сашу: «Почему ты так боишься смерти? Ведь это не так страшно. Мы ведь воскреснем и ещё встретимся». Саша ответил: «За себя боюсь, что как бы там хорошо не было, у меня там не будет семьи. А разве где-то может быть хорошо без семьи? Кроме того, Лику и Леви (старших детей) я успел поставить на ноги, за них я не боюсь. А младшую Юлиану не успел».

Я ответил: «Через 120 лет ты будешь её ангелом-заступником на Небесах. А с женой вы соединитесь в Будущем мире. Вы выдержали столько испытаний. Ваша любовь не угасла. Две частички вашей одной души снова соединятся в Будущем мире. И вы там будете счастливы».

Я не знаю, поверил он мне или нет. Может, не хотел меня расстраивать. Но на его лице вдруг появилась робкая, смущённая измученная улыбка. А разве ради такой улыбки не стоит объехать весь земной шар? Ведь попытка спасения всего одной души для вечности – это как попытка спасения целого мира.

Меир Левин